10 заметок с тегом

ТРИЗ

О теории решения изобретательских задач

Надутая еда

Из сладостей мы едим почти один шоколад. По праздникам торты ещё. И что ещё изобрёл мир знаем плохо.

На Самуи с шоколадом вызывающе плохо, он дорогой и невкусный, европейский — сверх дорогой. Что мы только не пробовали, чтобы найти замену. Зелёный «Кит-кат» вот. Правда, продуктов со вкусом зелёного чая там вообще много: соевое молоко, мороженое и другие сладости.

Но заметка о воздухе. Заметил, что большинство сладостей наполнены воздухом. Взбивают суфле, помадку, пралине и в массу из какао, масла и сахара добавляют существенную часть воздуха. Плотность воздуха в 832 раза меньше воды, ~1,2 кг/м³, но не ноль же. До попадания в крем он ничего не стоит, даже до взбивалки добирается сам. А потом в готовом продукте грамм воздуха стоит, как грамм продукта.

Решение восхищает. Хорошая работа с вещественно-полевыми ресурсами (ВПР) из ТРИЗа. Это имеющиеся ресурсы — вещества и поля, которые уже имеются или могут быть легко получены. Их выгодно использовать в первую очередь. Воздух почти всегда — лучший ВПР.

Краткосрочной выгоды для производителя — вагон. Но без заботы.

Догадываюсь, что воздух и раньше наполнял суфле. Но это было условием получения продукта. Теперь выглядит иначе. Похоже на задачу «добавить максимум воздуха во все компоненты». Вафли с безумными полостями между слоями, полости внутри отсеков с орешками (снизу — крем до середины, в центре — орех по пояс в креме, а сверху — воздух).

Заметив это надувательство один раз, теперь мерещится везде, в несладком тоже.

2017   забота   ТРИЗ   шоколад

Представьте, что вы — логотип

В АРИЗе есть метод моделирования «маленькими человечками» (метод ММЧ):

...Конфликтующие требования схематически представляют в виде условного рисунка (или нескольких последовательных рисунков), на котором действует большое число «маленьких человечков» (группа, несколько групп, «толпа»).

Метод возник на основе синектической личной аналогии:

...В синектике используется личная аналогия (эмпатия): человек вживается в образ предмета, о котором идет речь в задаче, и пытается представить нужные изменения. Практика работы с этим приемом показала, что иногда он действительно облегчает решение задачи, а иногда, напротив, заводит в тупик. <...> Оказалось, что личная аналогия вредна во всех случаях, когда решение требует «разрушительного» изменения объекта (разделить, раздробить, расплавить и т. д.). Отождествив себя с объектом, человек невольно избегает «разрушительных» преобразований... Возникла проблема: как сохранить (и развить!) положительные качества личной аналогии и избавиться от ее отрицательных качеств? Так в ТРИЗ появился метод ММЧ. Оперативную зону (не весь объект!) представляют в виде разделенной на две «команды» толпы маленьких человечков. Строят схему конфликта, а потом меняют поведение маленьких человечков, устраняя конфликт. Толпа маленьких человечков легко дробится и перестраивается. Это гибкая и наглядная модель.

Саму же синектику разработал Уильям Гордон в США.

Сменил четыре университета, не окончив ни одного, потом перепробовал десятка полтора профессий, получил полсотни патентов на изобретения… В 1952 г. Гордон организовал первую постоянную группу для решения изобретательских задач. К 1960 г. группа выросла в фирму «Синектикс инкорпорейтед», принимающую заказы на решение задач и обучение творческому мышлению.

<...>

Для творческого, процесса, как полагает Гордон, очень важно умение превращать непривычное в привычное и, наоборот, привычное — в непривычное. Речь идет о том, чтобы за новой (а потому непривычной) проблемой, ситуацией увидеть нечто знакомое и, следовательно, решаемое известными средствами. С другой стороны, очень важен свежий взгляд на то, что уже стало привычным, давно примелькалось. Люди получают наследство из замороженных слов и способов понимания, придающих окружающей действительности удобную привычную форму, но от этого наследства нужно уметь отказываться.

Рабочими механизмами для выработки свежего взгляда на задачу являются аналогии: 1) прямая — любая аналогия, например из природы; 2) личная (эмпатия) — попытка взглянуть на задачу, отождествив себя с объектом и войдя в его образ; 3) символическая — нахождение краткого символического описания задачи или объекта; 4) фантастическая — изложение задачи в терминах и понятиях сказок, мифов, легенд.

Личная аналогия помогает ответить на вопрос «что должен делать логотип, какая у него задача?». Предложение представить, что клиент и есть логотип, вызывает у собеседника конкретные образы: «я буду вежливо рассказывать о компании», «я покажу, на что мы способны». Ответы сильно зависят от человека. Не все раскроются или согласятся играть, и не у всех отважившихся получится хорошо. Но польза будет и в таких случаях. Вы лучше поймёте клиента, и вместе с ним приблизитесь к пониманию задачи.

Бывает личная аналогия некомфортна. Например, компания сносит промышленные объекты, а директор сдержанный и не готов собственноручно крушить. Чтобы снять психологический барьер, предложите представить любого другого человека, животное или «маленьких человечков». Главное, чтобы нечто было живое и осуществляло действие.

2015   логотип   решение   ТРИЗ

Сначала цель

Постоянные читатели знают, что я не равнодушен к ТРИЗу. Осваивать его помогают советы Артёма Горбунова, особенно о решении задач.

Заметка о капитуляции вновь провернула шестерни в голове. В ней 100-процентный ТРИЗ: выбираем полезное действие и только потом боремся с сопутствующим ущербом. О подходе читал, но не поняв, или не ощутив его силу до конца, не брал в оборот. Метафоры Артёма сработали, и я решил проверить метод на практике.

Работая над логотипом «Ремонта компьютеров» выяснил, что фишка компании в человеческом отношении, в заботе и честности. Отличная метафора заботы — рука. Её протягивают в трудную минуту, кладут на сердце, говоря правду, и обладает ей только человек :-)

Но недавно бюро выпустило логотип «Сенсума», в котором было всё, что нам нужно. Даже «вытягивание» руки из названия нам подходило. Копировать — не вариант. Отчаянно уходил от руки и искал другие метафоры. Все они были на порядок слабее.

Вспомнив совет, понял, что цель — это наличие руки в логотипе, а бревно — сходство с чужим решением. Понимая, что цель важнее, запретил себе убирать руку из уравнения.

Решение нашлось достаточно быстро, потому что, видя цель, устранял бревно. По сути обострял противоречие (см. заметку о книге «Найти идею»): рука должна быть, но логотип не должен быть похож на чужой.

Готовя заметку, понял, что метод психологический. Сколько логотипов с рукой, которая символизирует заботу? Сколько из них хороших и похожих на другие? Заморачиваться на сходстве вообще не стоило. Но когда заморочился, просто так не всегда отпустишь. Метод помог.

2015   советы   ТРИЗ

Пример: логотип в одну сущность, знающий о контексте

Пример к заметке «Сущности логотипа». В строке меню стоит аккуратный знак. А по-тризовски «идеальная» шрифтовая часть названия вынесена в заголовок страницы. Простой образ облегчает связь с названием.

Похожий приём использован на сайте Эгеи, но прямой связи между образом и названием нет.

2015   логотип   ТРИЗ

Сущности логотипа

Сущностями называю смысловые единицы: образы и надписи. Сущности состоят из подсущностей: графических форм. Каждая сущность и подсущность что-то значит.

Когда информация в избытке, люди стремятся её упростить и систематизировать. Поэтому идентифицируют одно свойство бренда, и запоминают его по этому свойству. (Подробнее в лекции Аркадий Морейнис «Поиск и проверка новых идей бизнеса: взгляд с темной стороны» и книге Гарри Беквита «Продавая незримое».)

Каждая сущность несёт свойства: брутальный шрифт, элегантная графика, остроумный слоган. Несколько сущностей вносят сумятицу: в голове зрителя они спорят за первенство. Хорошо, если найдётся победитель и за брендом закрепится некое свойство. Плохо, если бренд останется кашей. Если логотип описывают как «нечто синее», что-то не так. Если называют «логотипом с лимоном», он работает.

Чем меньше в логотипе сущностей, тем лучше: легче понять и запомнить.

Улучшим «классический» логотип сегодняшнего дня

Как правило, он состоит из знака, названия (оно же штифтовая часть или «логотип») и подстрочника (статус, слоган, дескриптор). Это 3 сущности. Каждая из них делится. Надписи делятся на буквы, знак — на фигуры. Если шрифтовик поработал хорошо, название и подстрочник воспринимаются цельно и остаются в сознании двумя сущностями. Хороший знак — одна сущность.

Две надписи в логотипе спорят или дополняют друг друга. Спор грозит кашей в голове зрителя. А дополнение указывает на несостоятельность одного из пары. Хороший дизайнер выбирает сильнейшего или соединяет надписи в одну. Например, Фольксваген не пишет название, только слоган:

Считаю, что в логотипе банка «Кольцо Урала» третью сущность — слово «банк» — лучше склеить с названием:

Знак и одна надпись — всё ещё 2 спорящие сущности. Из этой пары стоит оставить сильнейшего. Образы выразительнее шрифтов, их проще запомнить. Но обычно сильнее текст, потому что знак редко говорит, как называется компания. А без названия нет вербальной передачи информации — сарафанное радио не заработает.

Название, выполненное характерными литерами — сильный логотип:

Если название легко визуализировать или восприятие бренда однозначно, шрифтовую часть убирают в пользу знака:

Сильнейший логотип — пара из образа и надписи, которая составляет одну сущность. Собирая примеры, убедился, что придумать такой логотип сложнее всего:

Если «идеальное» решение в одну сущность недоступно, ТРИЗ рекомендует «отступить от идеала». Дизайнер возвращается назад к двум сущностям и осмысляет связь между ними:

Тут уместно рассказать о приёме из рекламных макетов 2010 года компании «Мерседес-Бенц». У Мерседеса название набрано спокойной антиквой. Разнеся название и знак по разным сторонам макета, дизайнеры получили два логотипа в глазах профсообщества. В глазах потребителей оставался только знак. Отдельно написанное название не воспринималось логотипом, так как связь со знаком была слабая (центральная ось).

Главное, чему учит этот приём — знание о контексте. Не стоит проектировать логотип в белом вакууме графического редактора. Думайте о среде, в которой логотип будет работать.

Посмотрим в глубь сущности

Надпись состоит из букв. Пока сохраняется смысл, чем букв меньше, тем лучше (-: В аббревиатурах смысла нет, его придётся доносить дополнительно. Хорошо сделанные буквы собираются в цельную надпись — одну сущность.

Знак состоит из графических образов. Если он содержит один образ, это хорошо. Например, фигурка джентльмена. Два джентльмена — хуже. Тут важно ещё за сутью следить. Если компания называется «Банк братьев Смитов», то два джентльмена снова в деле. Они иллюстрируют братьев. Другой пример: волк и заяц. Сущности две, но если волк за зайцем бежит, то это уже «погоня» или «охота» — цельная сущность.

Когда сущностей на одном уровне становится больше 7-10, мозг собирает их в группу — в новую сущность. Яркий пример — Юнилевер. 26 сущностей образуют одну: флора и фауна в форме заглавной буквы названия. (Напомню об ограничениях: мелкие детали ухудшат читаемость знака в малых размерах.)

P. S. Смысл логотипа в силах затмить написанное выше. Но смысл — штука тонкая: поймёт ли целевая аудитория послание. У брендов с максимально широкой аудиторией смысл в логотипах встречается редко. Икея, Кока-кола, Нокиа, Панасоник и Кенон не рискуют.

2015   логотип   ТРИЗ

Задача с пальмовым соком

Продолжая тему «многоэкранных схем», цитирую задачу из книги Генриха Альтшуллера «Найти идею». Схема с экранами, поможет понять решение:

Задача 4.1 В Народной Республике Бангладеш, как утверждает статистика, 13 миллионов финиковых пальм. За сезон каждая пальма может дать 240 литров сладкого сока, идущего на изготовление пальмового сахара. Но для сбора сока надо сделать надрез на стволе под самой кроной. А это 20 метров высоты!.. Как быть?

Задачу предложили фирме, выпускающей сельскохозяйственные машины и механизмы. Специалисты попробовали «альпинистский способ» — человек поднимается, вырубая ступеньки на стволе. Способ оказался непригодным: много ступенек — дерево погибает, мало ступенек — трудно подниматься. Начали проектировать нечто вроде пожарной машины с раздвижной лестницей. Каково же было удивление проектировщиков, когда они узнали, что бангладешские крестьяне обладают секретом, позволяющим легко подниматься на пальму без всяких машин...

Задача 4.1 не решается, если включен только экран 1. Но стоит совместно рассмотреть экраны 1 и 4, как решение становится очевидным. На экране 4 — маленькая пальма. Сока она еще не даёт, но на ней легко можно сделать зарубку — будущую ступеньку. От одной-двух зарубок дерево не погибнет. На следующий год — еще несколько зарубок. И к тому времени, когда дерево вырастет и будет способно давать сок, на стволе окажется готовая лестница.

Другое решение просматривается при включении экрана 2. К одному дереву надо приставлять лестницу. Но если рядом растут два дерева, их стволы — почти готовая лестница, не хватает только веревочных перекладин...

ТРИЗ в образовании будущего

В предисловии к книге «Пинбол-эффект» Джеймс Бёрк описывает «Паутину», которая напоминает многоэкранную схему:

Мы живем в гигантской, постоянно меняющейся паутине. Паутине перемен. Она связывает всех нас друг с другом и с событиями прошлого. Поскольку каждый из нас своими поступками ежесекундно влияет на ход истории, паутина связывает нас и с будущим. <...>

<...>

Паутину можно представить себе в виде гигантской, постоянно разрастающейся сферы, сотканной из взаимосвязанных пересекающихся линий, или маршрутов, каждый из которых представляет собой еще и временную шкалу, где отмечены поступки людей и те события, на которые они повлияли. Центр сферы — глубокая древность, а ее постоянно надстраивающаяся поверхность — современный мир.

Его рассуждения о будущем хорошо объясняют, почему ТРИЗ включат в программу учебных заведений:

Уже совсем скоро темп жизни ускорится настолько, что профессия, которой человек учится, а затем посвящает всю свою жизнь, станет таким же анахронизмом, как перо и пергамент. Новые знания будут множиться так быстро, что нам придется непрерывно учиться, чтобы сохранить работу.

<...>

<…> Так как данные будут устаревать все быстрее, в новой реальности сам факт обладания информацией будет не так важен, как способность добыть информацию и соотнести ее с другой информацией. <...>

Умение уловить изменения и проследить путь их развития в результате подобных информационных взаимодействий, по моему мнению, будет главным социальным навыком в будущем. <...>

<...>

<…> В быстро меняющемся мире старая система специального образования обесценится. Возможно, нам первым делом следует учить детей путешествовать по паутине знаний — прививать им этот навык с той же настойчивостью, с которой наши предки со времен Гутенберга усаживали их за учебники и книги. Пусть на уроках в школе они прокладывают свои, неповторимые, маршруты по паутине и предлагают собственные пути решения задач, а не зубрят информацию, которая успеет устареть прежде, чем они смогут ею воспользоваться. Возможно, нам даже придется изменить наш взгляд на то, что такое интеллект. Вместо того чтобы судить об умственных способностях человека по тому, как много он может запомнить, насколько последовательно рассуждает или гладко пишет, мы будем оценивать его способности по той скорости, с которой он «сканирует» паутину знаний и мысленно прокладывает свой маршрут.

2015   Бёрк   будущее   ТРИЗ   цитаты

Теория решения изобретательских задач

Изучаю ТРИЗ. Прочитав книгу Генриха Альтшуллера «Найти идею», появляется уверенность, что решение есть для всего. Но уверенности не достаточно. Чтобы научиться формулировать и решать задачи, понадобятся практика составления мини- и макси-задач, построения веполей, поиск примеров и другие упражнения.

Но сначала цель. Её Альтшуллер определяет так:

Цель ТРИЗ: опираясь на изучение объективных закономерностей развития технических систем, дать правила организации мышления по многоэкранной схеме.

Чтобы это понять, предлагаю не обращать внимания на заявленный инструментарий и разобраться с «многоэкранной схемой». Автор пишет: «Мышление несистемно. Не успели люди в процессе эволюции выработать системное видение мира». И приводит пример: если в задаче сказано про дерево, человек представляет дерево — это один экран, одна картинка. Но «талантливое воображение» видит сразу минимум три экрана (вертикально сверху вниз): надсистему (лес), систему (дерево) и подсистему (лист). Дополним эту схему временем. Вертикальный столбик «лес-дерево-лис» — это настоящее, слева такой же столбик —прошлое, справа — будущее. Вот это система! Системное видение мира.

Так вот, ТРИЗ даёт способы видеть мир и мыслить системно.

Отличный вопрос: зачем это нужно?

Человеческий мозг обладает одним локусом. Он удерживает в «поле зрения» что-то одно, и не умеет думать про две вещи сразу (подробнее о локусе читайте, например, у Раскина). А чтобы решать сложные и интересные задачи, важно учитывать много факторов, как рендер в 3Д-программе: разные источники света, разные поверхности, по-разному отражающие свет — всё нужно просчитать. Многоэкранная схема позволяет, держа в голове что-то одно, не терять второе и третье и понимать, как именно они связаны.

По сути ТРИЗ учит думать масштабно. Поэтому его стоит изучать всем, кто хочет улучшить мыслительный процесс.

Ссылки, к которым возвращаюсь

Рекламация

На момент покупки нашёл только бумажную версию. Книга издательства «Альпина-паблишер» — пример плохого издания: жуткие шрифтовые сочетания, колонтитулы, таблицы, макет, иллюстрации и ошибки в ссылках, которые отправляют к неправильным схемам. Теория Альтшуллера заслуживает большего.

Готовя заметку, нашёл ПДФ с отсканированной книгой.

ТРИЗ достоин нескольких заметок. Какие аспекты вам интересны? Вопросы?

2015   Альтшуллер   книги   ссылки   ТРИЗ

Как работает фантазия у детей?

Предлагаю интересную и самодостаточную история из книги Генриха Альтшуллера «Найти идею». Вырезал отступления относящиеся к книге в целом и невлияющие на саму историю (пунктуацию оставил авторскую).

Мне повезло: в детском садике шёл
 ремонт, одна комната была уже пуста, и я за двадцать
 минут подготовил всё необходимое для опыта. «Оборудование» было предельно простым — две тонкие верёвки, прикрепленные к потолку.

На подоконнике лежали старые, сломанные игрушки. Воспитательница предложила их убрать, но я махнул рукой: пусть остаются.

Можно было начинать эксперимент. Воспитательница ввела первого подопытного — мальчика лет шести. Я
 объяснил: надо взять одну верёвку и привязать к концу
 другой верёвки.

Мальчик схватил ближайшую верёвку, потянул ее к другой... и остановился.

«Оборудование» я специально рассчитал так, чтобы
 нельзя было дотянуться до одной верёвки, держа в руке
 другую. Кто-то должен был помочь — подать вторую
 верёвку. В этом и была изюминка задачи: как одному
 справиться с работой, для которой нужны двое?..

Мальчик подергал верёвку, пытаясь ее растянуть,
 ничего у него не получилось. Тогда он бросил первую
 верёвку и схватил вторую. Результат тот же — соединить верёвки не удалось.

Побегав от одной верёвки к другой, наш подопытный
 отошёл в угол и стал тереть глаза кулаками. Я подумал:
 «Боже мой, хоть бы раз в жизни увидеть инженера,
 плачущего из-за того, что не удалось решить задачу…»

— Молодец, — сказала воспитательница, протягивая ему конфету «Гулливер».— Ты всё сделал хорошо,
 очень хорошо.

И увела просиявшего подопытного: нужно было, чтобы он не обменивался опытом с теми, кому ещё предстояло участвовать в эксперименте.

В комнату вошла девочка. Мы объяснили задание,
 девочка схватила верёвку, не дотянулась до второй верёвки, бросила одну верёвку, схватила другую, снова не
 дотянулась... и громко заревела. «Гулливер» и на этот
 раз спас положение.

Быстро прошли, еще шестеро ребят. Все повторялось:
 задание — безуспешная суета с верёвками— «Гулливер» в утешение. А потом появилась девочка, которая
 решила задачу. Обыкновенная девочка с косичками и
 веснушчатым носом. Действовала она поначалу тоже
 обыкновенно: схватилась за одну верёвку, не дотянулась
 до другой, бросила верёвку, схватила другую... И вот
 тут она задумалась. Она перестала суетиться и начала
 думать! Сморщив веснушчатый нос, она смотрела куда-
то в пространство и думала.

— Я подтяну эту верёвку, — сказала она воспитательнице,— а вы дайте мне ту верёвку. И добавила:

— Пожалуйста.

Воспитательница вздохнула: нет, ей и вот этому дяде вмешиваться в игру никак нельзя. Признаться, я
 ожидал слёз. Но девочка, шмыгнув носом, продолжала
 думать. Она перестала нас замечать. Оглядывая комнату, она что-то искала. Потом подошла к подоконнику, порылась в игрушках и вытащила потрепанную куклу.
 Нужен был второй человек, который подал бы верёвку,
 и девочка нашла этого второго человека... Точно по
 стандарту: копия объекта вместо объекта!

Она начала привязывать куклу к верёвке (я шепнул
 воспитательнице: помогите привязать). Потом раскачала
 получившийся маятник, взяла вторую верёвку, поймала
 куклу. Задача была решена.

Я пытался отметить этот подвиг удвоенным призом,
 но воспитательница сказала: нельзя, непедагогично. Девочка получила «Гулливера», шмыгнула носом и убежала, не подозревая, что только что совершила подлинное
 чудо, решив трудную творческую задачу.

<…>

«Как же дети будут решать задачу? — удивилась воспитательница, когда я попросил убрать игрушки.— Теперь никто не догадается...»

Я ответил неопределенно: там будет видно, посмотрим. Для чистоты эксперимента воспитательница не
 должна была знать решение задачи.

За полтора часа мы пропустили одиннадцать ребятишек. Всё шло по привычной схеме: задание — суета —
 «Гуллйвер». Дважды мне показалось, что у подопытных
 промелькнула мысль привязать что-то к верёвке. Но в
 комнате не было ничего похожего на груз, и находка терялась, исчезала. Двенадцатым оказался, очень подвижный мальчишка. Ему не стоялось на одном месте, он ёрзал, подпрыгивал, вертелся. Едва выслушав условия задачи, он начал бегать от верёвки к верёвке. Ему нравилось бегать, и я подумал, что непоседа будет долго суетиться, но задачу не решит. Я ошибся. Внезапно мальчишка замер. Он стоял и думал…

<...>

Изобретатель суетится, даже если неподвижно сидит
 перед листом бумаги. Суетятся мысли — такова природа метода проб и ошибок: «А что если попробовать так?.. Или вот так?..» Мальчишка не суетился, даже мысленно, это было видно по его изменившемуся поведению. Он выстраивал какую-то цепь.
 Думал.

Внимательно осмотрел комнату. Воспитательница
 выразительно вздохнула: вот, мол, не надо было убирать игрушки, ребёнок решил был задачу, а теперь у него безвыходное положение... И тут непоседа быстро скинул сандалии, схватил их и начал привязывать к верёвке. Воспитательница ойкнула. Я подумал: просто гениальный парень, обидно, если через четверть века он станет обыкновенным инженером...

2014   ТРИЗ   цитаты

Шрифтовые логотипы в вебе

На Ретине хорошо выглядит вектор, фотографии и графика, увеличенная в три раза. Готовя графику для сайта, рассчитанного под Ретину, чаще все элементы просто сохраняют в растре с высоким разрешением.

Считаю, что векторные логотипы, с посильными для ЦСС заливками, лучше оставлять в векторе, например в шрифте. Можно весь лого одним элементом или побуквенно, если он как у Гугла текстовый.

Яндекс может просто впечатывать названия продуктов фирменным шрифтом.

Смельчаки, подчёркивающие логотипы на внутренних страницах сайта, могут не грузит вторую картинку, обёрнутый ссылкой лого подчеркнётся и перекрасится сам.

В целом всё по стандартам триза «сделать статическое динамическим» (или постоянное — переменным) и «сделать неуправляемое управляемым» (другой пример применения стандарта). Кернить, менять цвет, подчёркивание, кегль и интерлиньяж — одно удовольствие.

Для примера наш логотип:

Процедура в три шага:

  1. Оупен-тайп собрал в приложении Glyphs (кстати, поделитесь простыми шрифтовыми редакторами в комментариях). Скопировал и вставил объекты из Иллюстратора плюс минимально настроил.
  2. Из полученного Оупен‑тайпа сгенерировал набор шрифтов для веба на Font Squirrel.
  3. Добавил набор на сайт.

Что скажете? :-)

2014   веб   идея   логотип   лучше так   ТРИЗ